Вербализация концептосферы "сердце" в английской, русской и узбекской языковых картинах мира

inLibrary
Google Scholar
Журнал:
Выпуск:
CC BY f
180-194
0

Скачивания

Данные скачивания пока недоступны.
Поделиться
Валиева, Н. (2024). Вербализация концептосферы "сердце" в английской, русской и узбекской языковых картинах мира. in Library, 2(2), 180–194. извлечено от https://inlibrary.uz/index.php/archive/article/view/33349
Наргизахон Валиева, Узбекский государственный университет мировых языков
Студент магистратуры
Crossref
Сrossref
Scopus
Scopus

Аннотация

После перехода на антропоцентрическую парадигму ведется ряд научных исследований по когнитивной лингвистике, в особенности внимание уделяется концепту, поскольку он является одним из основных понятий данной области лингвистики. Статья посвящена сопоставительному анализу вербализации концепта «сердце» в английском, русском и узбекском языках. Автором статьи описаны значения и особенности термина «концепт» с точки зрения иностранных и национальных ученых-лингвистов, также были выявлены особенности структуры концепта. Исследование вербализации концепта проводилось на материале лексикографических данных, приведенных в толковых и фразеологических словарях английского, русского и узбекского языков. Когнитивная карта концепта «сердце» была сделана на базе структуры концепта, приведенного учеными-когнитивистами. Актуальность темы работы обусловлена тем, что работа выполнена в рамках нового антропоцентрического лингвистического направления — когнитивной лингвистики и значимостью сравнительносопоставительного изучения языков с целью выявления их национально-культурной специфики. Новизна данной статьи обусловлена тем, что в ней впервые был сделан когнитивный анализ вербализации концепта «сердце» на английском, русском и узбекском языках. Результаты проведенного исследования показали, что, несмотря на универсальную представленность концепта «сердце», рассматриваемый концепт имеет определенные особенности вербализации в каждом из сравниваемых языков.


background image


DOI: 10.36078/1715854377

180

O‘zbekistonda xorijiy tillar

, 2024, 10-

jild, № 2 (55

),

b. 180-194.

International Scientific-Methodological Electronic Journal

“Foreign Languages in Uzbekistan”, 202

4, vol. 10, No 2, pp. 180-194

https://journal.fledu.uz

ISSN:

2181-8215 (online)

VERBALIZATION OF THE CONCEPTUAL

SPHERE “

HEART”

IN THE ENGLISH,

RUSSIAN AND UZBEK LANGUAGE WORLD PICTURES

Nargizakhon Zamir kizi VALIEVA

1st year Student of the

Master’s Department

Uzbekistan State World Languages University

Tashkent, Uzbekistan

ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТОСФЕРЫ «СЕРДЦЕ» В АНГЛИЙСКОЙ, РУССКОЙ

И УЗБЕКСКОЙ ЯЗЫКОВЫХ КАРТИНАХ МИРА

Наргизахон Замир кизи ВАЛИЕВА

Студентка 1 курса отделения магистратуры

Узбекский государственный университет мировых языков

Ташкент, Узбекистан

INGLIZ, RUS VA O‘ZBEK TILI

OLAM LISONIY MANZARASIDA

YURAK

KONSEPTOSFERASI VERBALIZATSIYASI

Nargizaxon Zamir qizi VALIYEVA

Magistratura bo‘limi

1-bosqich talabasi

O‘zbekiston davlat jahon tillari universiteti

Toshkent, O‘zbekiston

rakhmankulovanargizakhon@gmail.com

For citation (Iqtibos keltirish uchun,

для

цитирования

):

Валиева Н.З. Вербализация концептосферы
«сердце» в английской, русской и узбекской
языковых картинах мира

//

O‘

zbekistonda

xorijiy tillar.

2024.

10-jild,

2.

B. 180-194.

https://doi.org/ 10.36078/1715854377

Received:

February 18, 2024

Accepted:

April 17, 2024

Published:

April

20, 2024

Copyright © 2024 by author(s).
This work is licensed under the Creative
Commons Attribution International License

(CC BY 4.0).

http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/

Abstract.

After the transition to the anthropocentric paradigm, several

scientific studies are being conducted in cognitive linguistics; in
particular, attention is paid to the concept since it is one of the main
concepts of this field of linguistics. This article is devoted to a
comparative analysis of the verbalization of the concept of “heart” in
English, Russian, and Uzbek languages. The author of the article
gives the meanings and features of the term “concept” from the
perspective of foreign and national linguists and also identifies the
features of the concept structure. The study of the verbalization of the
concept was carried out based on lexicographic data given in
explanatory and phraseological dictionaries of the English, Russian,
and Uzbek languages. The cognitive map of the concept of “heart”
was made based on the structure of the concept given by cognitive
scientists. The relevance of the topic of the work is that the work was
carried out within the framework of a new anthropocentric linguistic
direction - cognitive linguistics and the importance of the comparative
study of languages to identify their national and cultural specifics.
The novelty of this article is the fact that it was the first to make a
cognitive analysis of the verbalization of the concept of “heart” in
English, Russian, and Uzbek languages. The results of the study
showed that despite the universal representation of the concept
“heart” in any language, the concept in question has certain features
of verbalization in each of the languages being compared.

Keywords:

concept; concept structure; verbalization; notional

component; image-bearing component; evaluative component.


Аннотация.

После перехода на антропоцентрическую парадигму

ведется ряд научных исследований по когнитивной лингвистике,


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

181

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

в особенности внимание уделяется концепту, поскольку он
является одним из основных понятий данной области
лингвистики. Статья посвящена сопоставительному анализу
вербализации концепта «сердце» в английском, русском и
узбекском языках. Автором статьи описаны значения и
особенности термина «концепт» с точки зрения иностранных и
национальных ученых-лингвистов, также были выявлены
особенности структуры концепта. Исследование вербализации
концепта проводилось на материале лексикографических
данных, приведенных в толковых и фразеологических словарях

английского, русского и узбекского языков. Когнитивная карта
концепта «сердце» была сделана на базе структуры концепта,
приведенного учеными-когнитивистами. Актуальность темы
работы обусловлена тем, что работа выполнена в рамках нового
антропоцентрического

лингвистического

направления

когнитивной лингвистики и значимостью сравнительно-
сопоставительного изучения языков с целью выявления их
национально-культурной специфики. Новизна данной статьи
обусловлена тем, что в ней впервые был сделан когнитивный
анализ вербализации концепта «сердце» на английском, русском и
узбекском языках. Результаты проведенного исследования
показали, что, несмотря на универсальную представленность
концепта

«сердце»,

рассматриваемый

концепт

имеет

определенные особенности вербализации в каждом из
сравниваемых языков.

Ключевые слова:

концепт; структура концепта; вербализация;

понятийная составляющая; образная составляющая; оценочная
составляющая.

Annotatsiya.

Antroposentrik paradigmaga o‘tgandan so‘ng, kognitiv

tilshunoslikda bir qator ilmiy tadqiqotlar olib borilmoqda, xususan,
konseptga e’tibor qaratilmoqda, chunki u tilshunoslikning ushbu
sohasining asosiy tushunchalaridan biri hisoblanadi. Ushbu maqola
ingliz, rus va o‘zbek tillarida “yurak” konseptining verbalizatsiyasini
qiyosiy tahlil qilishga bag‘ishlangan. Maqola muallifi chet el va
milliy tilshunoslar nuqtai nazaridan “konsept” atamasining maʼno va
xususiyatlarini keltirib oʻtadi, shuningdek, konsept tuzilishining
xususiyatlarini ham aniqlab beradi. Kopseptning verbalizatsiyasini
o‘rganish ingliz, rus va o‘zbek tillarining izohli va frazeologik
lug‘atlarida keltirilgan leksikografik ma’lumotlar asosida amalga
oshirildi. “Yurak” konseptining kognitiv xaritasi kognitiv olimlar
tomonidan berilgan konsept tuzilishi asosida tuzilgan. Ish
mavzusining dolzarbligi ishning yangi antroposentrik lingvistik
yo‘nalish — kognitiv tilshunoslik doirasida olib borilganligi va milliy
va madaniy xususiyatlarni aniqlash uchun tillarni qiyosiy
o‘rganishning ahamiyati bilan bog‘liq. Ushbu maqolaning yangiligi
shundaki, unda birinchi bo‘lib ingliz, rus va o‘zbek tillarida “yurak”
konseptining verbalizatsiyasining kognitiv tahlili amalga oshirilgan.
Tadqiqot natijalari shuni ko‘rsatdiki, har qanday tilda “yurak”
konseptining universal ifodalanishiga qaramay, ko‘rib chiqilayotgan
konsept

solishtirilayotgan

tillarning

har

birida

ma’lum

xususiyatlariga ega.

Kalit so‘zlar:

konsept; konsept tuzilishi; verbalizatsiya; tushuncha

komponenti; tasvirli komponent; baholovchi komponent.

.





background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

182

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

Введение

С конца XX века наблюдается плавный переход со структурной

парадигмы на антропоцентрическую парадигму и основным
фактором изучения языка стал человек. Человек начал считаться
центром Вселенной и языка в современной лингвистике, поскольку
он единственный носитель общечеловеческих и национально-
специфических ценностей. С точки зрения этой парадигмы человек
является не просто носителем языка, а определенной системой,
согласно которой он понимает язык, познает и воспринимает
мировую информацию.

Итак, основными предположениями антропоцентрической

парадигмы являются следующие:

1)

антропоцентрическая лингвистика занимается изучением

«человеческого фактора» в языке;

2)

язык считается основным инструментом общения и

познания;

3)

язык — это средство хранения и передачи информации и

различных структур знаний, которые выражаются в языковых
выражениях;

4)

антропоцентрическая лингвистика — междисциплинарная

наука;

5)

изучение языка включает в себя как лингвистические, так и

экстралингвистические факторы;

6)

знание языка основано на использовании языка.

Таким образом, в настоящее время многие лингвистические

исследования проводятся в рамках антропоцентрической парадигмы.
Смена парадигмы привела к сдвигу в лингвистических взглядах,
методах исследования и в появлении новых междисциплинарных
лингвистических направлений, в число которых входит и
когнитивная лингвистика.

По мнению авторов «Краткого словаря когнитивных терминов»,

«когнитивная лингвистика — лингвистическое направление, в центре
внимания которого находится язык как общий когнитивный
механизм, как когнитивный инструмент знаковой системы,
играющий роль в репрезентации (кодировании) и преобразовании
информации» (13, 53).

Д. Ашурова и М. Галиева определяют когнитивную

лингвистику как «отрасль когнитивных наук, занимающуюся
изучением связей между языковым выбором и психическими
процессами, человеческим опытом и его результатами — знаниями;
рассматривающими язык как когнитивный механизм организации,
представления, обработки, хранения и передачи структур знаний» (1,
12).

Когнитивная лингвистика изучает взаимоотношения языка и

сознания, языка и социально-психологического опыта человека. В
когнитивной лингвистике язык рассматривается как:

— когнитивный механизм, кодирующий и преобразующий

большое количество информации;


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

183

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

— неотъемлемая часть познания, представляющая разные типы

структур знаний;

— психический феномен, обеспечивающий доступ к

понятийной системе человека;

— инструмент обработки, хранения и передачи информации.
Основное внимание уделяется исследованию процессов

концептуализации,

категоризации

и

восприятия

внешней

информации, структур знаний и их вербализации.

Теоретическая база исследований в области когнитивной

лингвистики была заложена такими зарубежными и национальными
учеными как Ю. Степанов (20), Е. Кубрякова (14), В. Маслова (17), Н.
Болдырев (8), В. Герасимов (10), В. Петров (10), Д. Ашурова (1), М.
Галиева (1), Н. Джусупов (11). Когнитивная лингвистика является
одним из самых актуальных направлений в настоящее время, что
обусловлено последними исследованиями в этой области.

Одним из основных понятий когнитивной лингвистики является

концепт и исследование его вербализации на всех языковых уровнях.
Для анализа концепта и его вербализации нами был выбран один из
«ключевых» концептов любого языка — концепт «сердце». Он
символизирует биологический, духовный (в филологии) и
психологический (в быту) центр человека. Концепт «сердце»
участвует практически во всех сферах человеческой жизни, что, на
наш взгляд, выражает антропоцентризм языка в наибольшей степени.

Целью данного исследования является выявление особенностей

вербализации концепта «сердце» в английском, русском и узбекском
языках.

Новизна нашей работы заключается в исследовании концепта

«сердца» и его вербализации на материале трех языков и выявлении
универсальных и специфических элементов в функционировании
данного концепта.

Основная часть

При исследовании вербализации того или иного концепта и

выявления его национально-специфических аспектов необходима
четкая дефиниция самого концептуального понятия «концепт». Е
Кубрякова, В. Демьянков, Ю. Панкрац, Л. Лузина в «Кратком словаре
когнитивных терминов» определяют концепт как «оперативную
единицу памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и
языка мозга, всей картины мира, квант знания» (13, 90). С точки
зрения Ш. Сафарова, концепт — «единица мысли, в которой
заложены понятие, образ и языковое значение единицы» (6, 17).

Для полного осознания понятия «концепта» необходимо

построить некую модель его структуры. Существует множество
подходов со стороны ученых-когнитивистов при рассмотрении
структуры концепта. Приведем некоторые из них.

Ю. Степанов выделяет так называемую «слоевую» структуру

концепта, состоящую из трех слоев, или компонентов:

основной слой,

дополнительный слой,

внутренний слой.


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

184

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

Первый слой является «основным слоем» и состоит из

актуального

основного

признака,

который

известен

всем

представителям культуры и общества, имеющим дело с данным
концептом. Второй слой — «дополнительный» и содержит в себе
один или несколько дополнительных признаков концепта или
«пассивных признаков», которые известны лишь некоторым
представителям, использующим данный концепт, так как эти
признаки

являются

на

данный

момент

неактуальными,

«историческими». Третий слой — «внутренний слой», или
«внутренняя форма», и включает в себя признаки, известные только
специалистам в области, к которой относится концепт (20, 42–46).

З. Попова и А. Стернин делят концепт на три базовых

структурных компонента:

образ,

информативное содержание,

интерпретационное поле.

Образ — это базовый слой концепта, который кодирует концепт

как мыслительную единицу, который в свое время состоит из
перцептивного образа и когнитивного образа, которые в равной мере
отображают

образные

характеристики

концептуализируемого

явления. Информационное содержание концепта включает в себя
минимум когнитивных признаков, определяющих основные,
наиболее существенные отличительные черты концептуализируемого
предмета или явления. В то время как интерпретационное поле
представляет собой когнитивные аспекты, интерпретирующие
основное информационное содержание концепта, представляя собой
его некую оценку (19, 75–81).

Такие ученые, как В. Карасик, Г. Слышкин (12) и С. Воркачев

(9), предлагают подразделение концепта на три составляющих:

понятийная составляющая,

образная составляющая,

оценочная составляющая.

Понятийная составляющая концепта включает в себя минимум

его основных характеристик, которые обычные фиксируются в
словарных дефинициях. Образная составляющая представлена
метафорическими лингвистическими выражениями, такими, как
идиомы, словообразовательные единицы, пословицы, поговорки,
цитаты, афоризмы и тексты. Оценочная составляющая выявляет
отношение к понятию, его аксиологической значимости.

Итак, исходя из обзора взглядов ученых касательно структуры

концепта, мы можем прийти к мнению, что, несмотря на то что
подходы к структуре концепта были разные, они в некоторой степени
схожи. Первым слоем выделяется смысловое ядро, представленное
Ю. Степановым «основным слоем», З. Поповой и А. Стернином —
«информативным содержанием», В. Карасиком, Г. Слышкиным и
С. Воркачевым — «понятийной составляющей». Вторым слоем
представляется дополнительная составляющая: Ю. Степанов —
«дополнительный слой», З. Попова и А. Стернин — «образ»,
В. Карасик, Г. Слышкин и С. Воркачев — «образная составляющая».
Третий слой отображается как «оценочный»: Ю. Степанов —


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

185

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

«внутренний слой», З. Попова и А. Стернин — «интерпретационное
поле», В. Карасик, Г. Слышкин и С. Воркачев — «оценочная
составляющая».

Для анализа вербализации концепта «сердце» в данной статье

мы выбрали структуру, предложенную В. Карасиком, Г. Слышкиным
(12) и С. Воркачевым (9). Анализ проводится на материале словарных
дефиниций ряда толковых и фразеологических словарей английского,
русского и узбекского языков.

Понятийная составляющая концепта «сердце» представлена в

основном следующими значениями:

1)

сердце — центральный орган:

В этом значении оно имеет ряд словарных интерпретаций:

— the organ in the chest that sends blood around the div, usually

on the left in humans (22);

центральный орган кровеносной системы в виде мышечного

мешка (18);

odam va hayvonlar ko‘krak qafasi ichida joylashgan, ularning qon

qafasi ichida joylashgan, ularning qon aylanish sistemasidagi muskul
qopchiqqa o‘xshash markaziy a’zo (5).

2) сердце — центр чего-либо:

— the most important part of something (22);
— the part that is in the centre of something (22);
— at the heart of something (22);
— the smaller leaves in the middle of a cabbage, lettuce, etc. (22);
— важнейшее место чего-либо, средоточие (18);
— biror narsaning asosi, markazi (5).

3) сердце — душа:

— the place in a person where the feelings and emotions are thought

to be, especially those connected with love (22);

— орган как символ души, переживаний, чувств, настроений

(18);

— kishining his-sezgisi, ruxi, kechinmalarining ramziy markazi, ular

saqlanadigan joy; qalb; dil (5).

4) сердце — символ:

— a thing that is like a heart in shape, often red and used as a symbol

of love; a symbol like a heart used to mean the verb ‘love’ (22);

— символическое изображение средоточия чувств в виде

вытянутого по бокам овала, мягко раздвоенного сверху, книзу
сужающегося и заостренного (18).

Значение символа не было зафиксировано в узбекском языке.

Следует отметь, что только в английском языке зафиксировано
значение сердца как

«карточная масть»,

представленная как:

— one of the four suits (= sets) in a pack of cards, with red heart

symbols on them (22);

— one card from the suit called hearts (22).

Данное значение не было зафиксировано в русском и узбекском
языках.

Также следует упомянуть, что только в узбекском языке было

выявлено значение сердца, подразумевающее собой

«желудок,


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

186

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

живот»,

которое не было зафиксировано ни в английском, ни в

русском языках

:

— qorin, oshqozon (5),
— yurak og‘rigi (5),
— yurak buruq (yurakburug‘) (5).

5) сердце — бесстрашие, храбрость, отвага:

— a heart of oak; take heart; lift up one’s heart; take heart of grace;

to give one heart; to put fresh heart into; find it in one’s heart to; have the
heart to; keep a hood heart; keep up heart; put heart in somediv; put
somediv in good heart (15);

— qo‘rqmaslik, jasorat va sh.k. ramzi (5);

sheryurak; dovyurak

(2);

yurakli, yurak yutib

(4).

Следует отметить, что в русском языке значение «бесстрашие,

храбрость, отвага» зафиксировано не было.

6) сердце — страх:

— with one’s heart in one’s mouth; bring smb’s heart into his

mouth; make smb’s heart leap out of his mouth; have one’s heart in one’s
boots; one’s heart failed him; one’s heart stood still; one’s heart sank into
one’s shoes (15);

— сердце замерло; сердце оборвалось; сердце падает; сердце

упало (16);

— yuragi yo‘q; yuragi yorilmoq; yuragi zir etmoq; yuragi orziqmoq;

yuragi orqasiga tortmoq; yuragi po‘killamoq; yuragi taka-puka bo‘lmoq;
yuragi chiqmoq; yuragi shuv etmoq; yuragi shig‘ etmoq; yuragi
shuvullamoq; yuragi shig‘illamoq, yuragi uynamoq; yuragini yormoq;
yuragi chanlallamoq yuragini hovuchlab; yuragini oldirmoq; yurakzada;
yuraksiz (4).

7) сердце — гнев:

нет сердца; сказать с сердцем; иметь сердце против кого-

либо; в сердцах; сорвать сердце на ком-либо (16).

Значение «гнев» не было зафиксировано в английском и

узбекском языках.

8) сердце — горе, печаль:

to be sick at heart; to break one’s heart; break the heart of

somediv; a broken-heart; broken-hearted; heart-broken; eat one’s heart
out; a heavy heart; lie at somediv’s heart; heavy at somediv’s heart;
one’s heart is broken; wring somediv’s heart (15);

как нож в сердце; с тяжелым сердцем; сердце кровью

обливается; сердце надрывается; сердце не лежит; сердце не на месте;
сердце болит; сердце горит; сердце разрывается на части (16);

yuragi achilmoq; yuragi achishmoq; yuragi kuymoq; yuragi

toshmoq; yuragi tutday to‘kilmoq; yuragi uvushmoq; yuragi qon; yuragini
ezmoq (4).

9) сердце — радость, удовольствие:

— in good heart; to do one’s heart good (3); with a light heart; to

one’s heart’s content; to warm the cockles of one’s heart; do somediv’s
heart good; a light heart; light-hearted (15);

— сердце радуется (16);
— yuragi jiz etmoq; yuragi jig‘ etmoq; yuragi shuv etmoq (4).

10) сердце — тревога, волнение:


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

187

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

— брать за сердце; хватать за сердце (16);
— yuragi qinidan chiqmoq; yuragini tirnamoq; yurak tepishi; yurak

o‘ynog‘I yuragi tipirchilamoq (4).

Значение «тревога, волнение» не было зафиксировано в

английском языке.

11) сердце — успокоение, облегчение:

— от сердца отлегло; сердце отходит; с легким сердцем (16).
Значение «успокоение, облегчение» не было зафиксировано в

английском и узбекском языках.

12) сердце — милосердие, сострадание:

have a heart; a kind heart; a soft heart; a sympathetic heart; a

warm heart; kind-hearted; soft-hearted; warm-hearted; one’s heart goes out
to somediv; one’s heart goes warm towards; a bid heart; big-hearted
(15);

— принять близко к сердцу; доброе сердце; чуткое сердце;

отзывчивое сердце; сердце не камень (16);

— yuragida kiri yo‘q; yuragi keng (4).

13) сердце — честность, искренность:

— from the bottom of one’s heart; in one’s heart of hearts; with all

my heart; from the heart; have one’s heart in something; whole-hearted; an
open heart; with all one’s heart (15);

— положа руку на сердце; от всего сердца; от чистого сердца;

всем сердцем (16).
Значение «честность, искренность» не было зафиксировано в
узбекском языке.

14) сердце — любовь:

— give one’s heart to somediv; lose one’s heart; win somediv’s

heart (15);

— сердце сердцу весть подает; по сердцу; сердцеед; отдать чье-

либо сердце (16).
Значение «любовь» в узбекском языке не было зафиксировано.

15) сердце — чувство:

— have a soft corner in one’s heart for somediv; have a warm

corner in one’s heart for somediv; have a warm place in one’s heart for
somediv; have a soft place in one’s heart for somediv; close to one’s
heart; near to one’s heart; after one’s heart; at heart; in heart; in one’s
secret heart; in one’s heart of hearts; have one’s heart in the right place;
one’s hearts is in the right place; one’s heart lies in the right place; move
somediv’s heart; stir somediv’s heart; touch somediv’s heart; wear
one’s heart upon one’s sleeve; to allow the heart to rule the head (15).
Значение «чувство» не было зафиксировано в русском и узбекском
языке.

16) сердце — откровение:

— open one’s heart to somediv; pour out one’s heart to somediv;

uncover one’s heart to somediv (15);

— yuragini bo‘shatmoq; yuragini ochmoq (4).

Значение «откровение» не было зафиксировано в русском языке.

17) сердце — бесчувственность:

a heart of stone; to have no heart; harden one’s heart; a hard heart;

a heart of stone; a heart of flint; stony heart (15);


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

188

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

— сердце обросло мохом (16);
— yuragiga chiroq yoqsa yorimaydi (4).

18) сердце — нежелание:

— with half of a heart; half-heartedly; one’s heart goes out of

something; one’s heart is not in it (15);

— скрепя сердце (16);
— yuragiga sig‘maslik (4).
Исходя из языкового материала, мы можем прийти к выводу,

что

универсальными понятийными составляющими концепта

«сердце» на материале английского, русского и узбекского языков
являются:

— центральный орган;
— центр чего-либо;
— душа;
— бесстрашие (храбрость, отвага);
— страх;
— горе (печаль);
— радость (удовольствие);
— милосердие (сострадание);
— бесчувственность;
— нежелание.

Национально-специфическими

понятийными

составляющими

концепта сердце

в английской языковой картине мира

являются

следующие:

— карточная масть (черви);
— чувство.

Национально-специфическими

понятийными

составляющими

концепта сердце

в русской языковой картине

мира являются

следующие:

— гнев;
— успокоение, облегчение.

Национально-специфическими

понятийными

составляющими

концепта сердце

в узбекской языковой картине

мира являются

следующие:

— желудок, живот.

Перейдем к «второму слою» — образной составляющей концепта.
Образная составляющая концепта «сердце» представляет собой
следующие образы:

1)

сердце — живое существо:

— what the hear thinks, the tongue speaks; one’s heart goes out to

somediv; kind heart are more than coronets; it is a poor heart that never
rejoices; the heart that once truly loves never forgets; faint heart never
won fair lady

(15);

— сердце радуется; отзывчивое сердце; чуткое сердце; доброе

сердце (16);

— yurak tepishi; yuragi tipirchilamoq; yuragi siqilmoq

(4).

2) сердце — вещь:

— break somediv’s heart; to steel one’s heart against; to put one’s

heart into; one’s heart is not in it; to take heart; to give one heart; to lose
heart; to have no heart; a heavy heart

(15);


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

189

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

— разбить чье-либо сердце; отдать свое сердце; с легким

сердцем; с тяжелым сердцем; сердце упало; сердце не на месте

(16);

— yuragi yorilmoq; yuragi keng; yuragi tor; yuragini ezmoq

(4).

3) сердце — сосуд:

— from the bottom of one’s heart; have a soft corner in one’s heart

for somediv; have a warm corner in one’s heart for somediv; have a
warm place in one’s heart for somediv; have a soft place in one’s heart
for somediv

(15);

— вырвать из сердца

(16);

— yuragiga sig‘maslik; yuragiga qo‘l solmoq; yuragida kiri yo‘q;

yuragini bo‘shatmoq; yuragini ochmoq

(4).

4) сердце — еда:

— to eat one’s heart out; with one’s heart in one’s mouth; bring

one’s heart into his mouth; make somediv’s heart leap out of his mouth

(15);

— yurak yutib

(4).

Исходя из анализа «второго слоя» концепта, мы можем прийти

к выводу, что он включает в себя следующие универсальные образы:

— живое существо;
— вещь;
— сосуд.

В то время как образ «еды» был зафиксирован в английском и

узбекском языках, но отсутствует в русском.

Перейдем к «третьему слою» — оценочной составляющей

концепта. Оценочная составляющая концепта «сердце» представляет
собой следующие характеристики:

1)

сердце доброе:
— be of good heart; in good heart

(2);

dear heart; do somediv’s

heart good; keep a good heart; a kind heart; a soft heart; a sympathetic
heart; a warm heart; kind-hearted; soft-hearted; warm-hearted; kind
hearts are more than coronets; a light heart; with a light heart; light-
hearted

(15);

— доброе сердце, чуткое сердце; отзывчивое сердце; с легким

сердцем (

16);

— yuragida kiri yo‘q

(4).

2) сердце храброе:

— a heart of oak; take heart; lift up one’s heart; take heart of grace;

to give one heart; to put fresh heart into; find it in one’s heart to; have the
heart to; keep a hood heart; keep up heart; put heart in somediv; put
somediv in good heart

(15);

— sheryurak; dovyurak

(2);

yurakli; yurak yutib

(4).

Характеристика «храбрый» не была выявлена в русском языке.

3) сердце испуганное:

— with one’s heart in one’s mouth; bring smb’s heart into his

mouth; make smb’s heart leap out of his mouth; have one’s heart in one’s
boots; one’s heart failed him; one’s heart stood still; one’s heart sank into
one’s shoes

(15).

— сердце замерло; сердце оборвалось; сердце падает; сердце

упало

(16).


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

190

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

yuragi yo‘q;

yuragi yorilmoq; yuragi zir etmoq; yuragi orziqmoq;

yuragi orqasiga tortmoq; yuragi po‘killamoq; yuragi taka-puka bo‘lmoq;
yuragi chiqmoq; yuragi shuv etmoq; yuragi shig‘ etmoq; yuragi
shuvullamoq; yuragi shig‘illamoq, yuragi uynamoq; yuragini yormoq;
yuragi chanlallamoq yuragini hovuchlab; yuragini oldirmoq; yurakzada;
yuraksiz

(4).

4) сердце гневное:

нет сердца; сказать с сердцем; иметь сердце против кого-

либо; в сердцах; сорвать сердце на ком-либо

(16).

Характеристика «гневный» не была зафиксирована в английском и
узбекском языках.

5) сердце печальное:

to be sick at heart; to break one’s heart; break the heart of

somediv; a broken-heart; broken-hearted; heart-broken; eat one’s heart
out; a heavy heart; lie at somediv’s heart; heavy at somediv’s heart;
one’s heart is broken; wring somediv’s heart

(15);

как нож в сердце; с тяжелым сердцем; сердце кровью

обливается; сердце надрывается; сердце не лежит; сердце не на
месте; сердце болит; сердце горит; сердце разрывается на части

(16).

Характеристика «печальный» не была зафиксирована в узбекском
языке.

6) сердце радостное:

in good heart; to do one’s heart good; with a light heart; to one’s

heart’s content; to warm the cockles of one’s heart; do somediv’s heart
good; a light heart; light-hearted

(15);

— сердце радуется

(16);

— yuragi jiz etmoq; yuragi jig‘ etmoq; yuragi shuv etmoq

(4).

7) сердце тревожное.

— брать за сердце; хватать за сердце

(16);

— yuragi qinidan chiqmoq; yuragini tirnamoq; yurak tepishi; yurak

o‘ynog‘I yuragi tipirchilamoq

(4).

Характеристика «тревожный» не была зафиксирована в

английском языке.

8) сердце спокойное:

— от сердца отлегло; сердце отходит; с легким сердцем (16).

Характеристика «спокойный» не была зафиксирована в английском и
узбекском языках.

9) сердце милосердное:

— have a heart; a kind heart; a soft heart; a sympathetic heart; a

warm heart; kind-hearted; soft-hearted; warm-hearted; one’s heart goes
out to somediv; one’s heart goes warm towards; a bid heart; big-hearted

(15);

— принять близко к сердцу; доброе сердце; чуткое сердце;

отзывчивое сердце; сердце не камень

(16);

— yuragida kiri yo‘q; yuragi keng

(4).

10) сердце честное, искреннее:

— from the bottom of one’s heart; in one’s heart of hearts; with all

my heart; from the heart; have one’s heart in something; whole-hearted;
an open heart; with all one’s heart

(15);


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

191

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

— положа руку на сердце; от всего сердца; от чистого сердца;

всем сердцем

(16).

Характеристика «честный, искренний» не была зафиксирована в

узбекском языке.

11) сердце бесчувственное:

— a heart of stone; to have no heart; harden one’s heart; a hard

heart; a heart of stone; a heart of flint; stony heart

(15);

— сердце обросло мхом

(16);

— yuragiga chiroq yoqsa yorimaydi

(4).

Заключение


На основании сделанного исследования можно прийти к

следующим выводам:

— определения анализируемого понятия и фразеологические

единицы с компонентом «heart», «сердце», «yurak» распадаются на 18
групп — центральный орган, центр чего-либо. душа, символ,
бесстрашие (мужество, отвага), страх, гнев, горе (печаль), радость
(удовольствие), тревога (волнение), спокойствие (облегчение),
милосердие (сострадание), честность (искренность), любовь, чувство,
откровение, бесчувственность, нежелание и образуют понятийную
составляющую;

— из 18 групп 10 групп (центральный орган; центр чего-либо;

душа; бесстрашие (храбрость, отвага); страх; горе (печаль); радость
(удовольствие);

милосердие

(сострадание);

бесчувственность;

нежелание) являются универсальными для 3 языков; 3 группы были
зафиксированы на уровне 2 языков (откровение — английский и
узбекский языки; любовь — английский и русский языки; честность,
искренность — английский и русский языки);

— 5 групп представляют собой национально-специфические

составляющие языковых картин мира: английская языковая картина
мира — карточная масть (черви), чувство; русская языковая картина
мира — гнев, успокоение; узбекская языковая картина мира —
желудок (живот);

— живое существо, вещь, сосуд, еда являются образами,

которые представляют собой образную составляющую концепта;
образы (живое существо, вещь, сосуд) являются универсальными для
всех языков, а образ «еда» был зафиксирован на уровне английского
и узбекского языков;

— фразеологические единицы с компонентом «heart», «сердце»,

«yurak» выявлют 11 групп-характеристик концепта, которые
составляют оценочную составляющую концепта;

— из 11 групп 5 групп (добрый, испуганный, радостный,

милосердный, бесчувственный) являются универсальными для 3
языков; 4 группы были выявлены на уровне 2 языков (храброе —
английский и узбекский языки; печальное — английский и русский
языки; тревожное — русский и узбекский языки; честное —
английский и русский языки);


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

192

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

— 2 группы являются национально-специфическими

характеристиками для русской языковой картины мира —
спокойный, гневный.

Исходя из сделанный на основе исследования выводов можно

прийти к заключению, что несмотря на универсальность концепта
«сердце», вербализация данного концепта имеет свои национально-
специфические элементы в каждой из исследуемых языковых картин
мира на всех «трех слоях» концепта.

Теоретический аспект исследования может быть практически

реализован на лекциях по модулю когнитивной лингвистики для
студентов лингвистических вузов, а практический — на семинарских
занятиях. Перспективы дальнейших исследований заключаются в
анализе вербализации концептов «heart», «сердце», «yurak» на уровне
текста.

Использованная литература

1.

Ashurova D. U., Galieva M. R. Cognitive Linguistics. — Toshkent:

2018. — 107 p.
2.

Azizova F. Inglizcha-o‘zbekcha-ruscha frazeologizmlarning qisqacha

lug‘ati. — T.: Fan va texnologiya, 2010. — 160 b.
3.

Gulland D.M., D.Hinds-Howell. Dictionary of English idioms. —

Penguin books, 1986. — 300 p.
4.

O‘zbek tili frazeologik lug‘ati /Sh. Rahmatullayev, N. Mahmudov, Z.

Xolmatova, I. O‘razova, K. Rixsiyeva. — T.: G‘afur G‘ulom nomidagi
nashriyot-matbaa ijodiy uyi, 2022. — 636 bet.
5.

O‘zbek tilini izohli lug‘ati / A. Madvaliyev tahr. ost. 1-5-tomlar. —

Toshkent: O‘zbekiston milliy entsiklopediyasi, 2006–2008.
6.

Safarov. Sh. Kognitiv tilshunoslik. — Samarqand: Sangzor, 2006. —

92 b.
7.

Абрамова Е. И. Лингвокультурный потенциал дендронима oak и

англо-кельтский символизм дуба // Филология и человек, — 2019. —
№ 3. — С. 66–82 DOI: 10.14258/filichel(2019)3-06. URL:

http://journal.asu.ru/pm/article/view/6170

.

8.

Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика. — Тамбов: Изд-во ТГУ

им. Г. Р. Державина, 2001. — 123 с.
9.

Воркачев С. Г. Лингвокультурный концепт: типология и области

бытования. — Волгоград, 2007. — 400 c.
10.

Герасимов В. И., Петров В. В. На пути к когнитивной модели

языка // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс. 1988. —
Вып. XXIII. — С. 3–15.
11.

Джусупов Н. М. Лингвокогнитивный аспект исследования

символа в художественном тексте. Авт. дис…к.ф.н. — Т.: 2006. — 29
с.
12.

Карасик В. И., Слышкин Г. Г. Лингвокультурный концепт как

единица исследования// Методологические проблемы когнитивной
лингвистики: Сб.науч. тр./Под ред. И. А. Стернина. — Воронеж: Изд-
во Воронеж. ун-та, 2001. — С.75–80
13.

Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г.

Краткий словарь когнитивных терминов. — М., 1996. — 245 с.


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

193

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

14.

Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма:

лингвистика, психология, когнитивная наука// Вопросы языкознания.
— 1994. — № 4. — С. 34–47.
15.

Кунин А.В. Большой англо-русский фразеологический

словарь.4-е изд., перераб. и доп. — М.: Русский язык, 1984. — 944 с.
16.

Ларионова Ю. А. Фразеологический словарь современного

русского языка. — М.: “Аделант”, 2014. — 512 с.
17.

Маслова В.А. Современные направления в лингвистике. — М.:

Академия, 2008. — 272 с.
18.

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского

языка. — 4-е изд., М., 1997. — 944 с.
19.

Попова З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. — М.:

АСТ: Восток-Запад, 2007. — 226 с.
20.

Степанов Ю. С. Константы: словарь русской культуры: Изд. 3-е,

испр. и доп. — М.: Академический Проект, 2004. — 992 с.
21.

https://www.oxfordlearnersdictionaries.com/

References

1.

Ashurova D. U., Galieva M. R.,

Cognitive Linguistics

, Toshkent, 2018,

107 p.
2.

Azizova. F.,

Inglizcha-o‘zbekcha-ruscha frazeologizmlarning qisqacha

lug‘ati

(A brief dictionary of English-Uzbek-Russian phraseological units),

Tashkent: Fan va texnologiya, 2010, 160 p.
3.

Gulland D.M.., Hinds-Howell D.,

Dictionary of English idioms,

Penguin books, 1986, 300 p.
4.

Rahmatullayev Sh., Mahmudov N., Xolmatova Z., Urazova I.,

Rixsiyeva K.,

Uzbek tili frazeologik lug‘ati

(Phraseological Dictionary of

the Uzbek Language), Tashkent: Gafur Gulom nomidagi nashriyot-matbaa
ijodiy uyi, 2022, 636 p.
5.

Madvaliyev A.,

Uzbek tilini izohli lugati

(An Explanatory Dictionary of

the Uzbek Language), Toshkent: Uzbekiston milliy entsiklopediyasi,
2006-2008.
6.

Safarov Sh.,

Kognitiv tilshunoslik

(Cognitive Linguistics), Samarqand:

Sangzor, 2006, 92 p.
7.

Abramova E. I.,

Filologija i chelovek

(Philology and Man), 2019, No.

3, pp. 66–82 DOI: 10.14258/filichel (2019)3-06. Available at:

http://journal.asu.ru/pm/article/view/6170

.

8.

Boldyrev N. N.,

Kognitivnaja semantika

(Cognitive Semantics),

Tambov: Izd-vo TGU im. G. R. Derzhavina, 2001, 123 p.
9.

Vorkachev S. G.,

Lingvokul'turnyj koncept: tipologija i oblasti

bytovanija

(Linguocultural Concept: Typology and Areas of Existence),

Volgograd, 2007, 400 c.
10.

Gerasimov V. I., Petrov V. V.,

Novoe v zarubezhnoj lingvistike

,

1988, No. 23, pp. 3-15.
11.

Dzhusupov N. M.,

Lingvokognitivnyj aspekt issledovanija simvola v

hudozhestvennom tekste

(Linguistic and Cognitive Aspect of the Study of

Symbols in Literary Texts), Candidate’s Thesis, Tashkent, 2006, 29 p.
12.

Karasik V. I., Slyshkin G. G., Metodologicheskie problemy

kognitivnoj

lingvistiki:

(Methodological

Problems

of

Cognitive


background image

Соmparative

-

Сontrastive Linguistics

Valieva N. Z.

DOI: 10.36078/1715854377

194

O‘

zbekistonda xorijiy tillar, 2024,10-jild,

2 (55), 180-194

Linguistics), Proceedings of the Conference, Voronezh: Izd-vo Voronezh.
Un-ta, 2001, pp.75–80.
13.

Kubrjakova E. S., Dem'jankov V. Z., Pankrac Ju. G., Luzina L. G.,

Kratkij slovar' kognitivnyh terminov

(A Brief Dictionary of Cognitive

Terms), Moskva, 1996, 245 p.
14.

Kubrjakova E.S.,

Voprosy jazykoznanija

, 1994, No. 4, pp. 34–47.

15.

Kunin A.V.,

Bol'shoj anglo-russkij frazeologicheskij slovar'

(Large

English-Russian Phraseological Dictionary), Moskva: Russkij jazyk, 1984,
944 p.
16.

Larionova Ju. A.,

Frazeologicheskij slovar' sovremennogo russkogo

jazyka

(Phraseological Dictionary of Modern Russian Language), Mokva:

Adelant, 2014, 512 p.
17.

Maslova V.A.,

Sovremennye napravlenija v lingvistike

(Modern

Trends in Linguistics), Mokva: Akademija, 2008, 272 p.
18.

Ozhegov S. I., Shvedova N. Ju.,

Tolkovyj slovar' russkogo jazyka

(Explanatory Dictionary of the Russian Language), Moskva, 1997, 944 p.
19.

Popova Z. D., Sternin I. A., Kognitivnaja lingvistika (Cognitive

Linguistics), Moskva: AST: Vostok-Zapad, 2007, 226 p.
20.

Stepanov Ju. S.,

Konstanty: slovar' russkoj kul'tury

(Constants: a

dictionary of Russian culture), Moscow: Akademicheskij Proekt, 2004,
992 p.
21.

https://www.oxfordlearnersdictionaries.com/

Библиографические ссылки

Ashurova D. U., Galieva M. R. Cognitive Linguistics. — Toshkent: 2018. — 107 p.

Azizova F. Inglizcha-o‘zbekcha-ruscha frazeologizmlarning qisqacha lug‘ati. — T.: Fan va texnologiya, 2010. — 160 b.

Gulland D.M., D.Hinds-Howell. Dictionary of English idioms. — Penguin books, 1986. — 300 p.

O‘zbek tili frazeologik lug‘ati /Sh. Rahmatullayev, N. Mahmudov, Z. Xolmatova, I. O‘razova, K. Rixsiyeva. — T.: G‘afur G‘ulom nomidagi nashriyot-matbaa ijodiy uyi, 2022. — 636 bet.

O‘zbek tilini izohli lug‘ati / A. Madvaliyev tahr. ost. 1-5-tomlar. — Toshkent: O‘zbekiston milliy entsiklopediyasi, 2006–2008.

Safarov. Sh. Kognitiv tilshunoslik. — Samarqand: Sangzor, 2006. — 92 b.

Абрамова Е. И. Лингвокультурный потенциал дендронима oak и англо-кельтский символизм дуба // Филология и человек, — 2019. — № 3. — С. 66–82 DOI: 10.14258/filichel(2019)3-06. URL: http://journal.asu.ru/pm/article/view/6170.

Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика. — Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2001. — 123 с.

Воркачев С. Г. Лингвокультурный концепт: типология и области бытования. — Волгоград, 2007. — 400 c.

Герасимов В. И., Петров В. В. На пути к когнитивной модели языка // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс. 1988. — Вып. XXIII. — С. 3–15.

Джусупов Н. М. Лингвокогнитивный аспект исследования символа в художественном тексте. Авт. дис…к.ф.н. — Т.: 2006. — 29 с.

Карасик В. И., Слышкин Г. Г. Лингвокультурный концепт как единица исследования// Методологические проблемы когнитивной лингвистики: Сб.науч. тр./Под ред. И. А. Стернина. — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2001. — С.75–80

Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов. — М., 1996. — 245 с.

Кубрякова Е.С. Начальные этапы становления когнитивизма: лингвистика, психология, когнитивная наука// Вопросы языкознания. — 1994. — № 4. — С. 34–47.

Кунин А.В. Большой англо-русский фразеологический словарь.4-е изд., перераб. и доп. — М.: Русский язык, 1984. — 944 с.

Ларионова Ю. А. Фразеологический словарь современного русского языка. — М.: “Аделант”, 2014. — 512 с.

Маслова В.А. Современные направления в лингвистике. — М.: Академия, 2008. — 272 с.

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — 4-е изд., М., 1997. — 944 с.

Попова З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. — М.: АСТ: Восток-Запад, 2007. — 226 с.

Степанов Ю. С. Константы: словарь русской культуры: Изд. 3-е, испр. и доп. — М.: Академический Проект, 2004. — 992 с.

https://www.oxfordlearnersdictionaries.com/

inLibrary — это научная электронная библиотека inConference - научно-практические конференции inScience - Журнал Общество и инновации UACD - Антикоррупционный дайджест Узбекистана UZDA - Ассоциации стоматологов Узбекистана АСТ - Архитектура, строительство, транспорт Open Journal System - Престиж вашего журнала в международных базах данных inDesigner - Разработка сайта - создание сайтов под ключ в веб студии Iqtisodiy taraqqiyot va tahlil - ilmiy elektron jurnali yuridik va jismoniy shaxslarning in-Academy - Innovative Academy RSC MENC LEGIS - Адвокатское бюро SPORT-SCIENCE - Актуальные проблемы спортивной науки GLOTEC - Внедрение цифровых технологий в организации MuviPoisk - Смотрите фильмы онлайн, большая коллекция, новинки кинопроката Megatorg - Доска объявлений Megatorg.net: сайт бесплатных частных объявлений Skinormil - Космецевтика активного действия Pils - Мультибрендовый онлайн шоп METAMED - Фармацевтическая компания с полным спектром услуг Dexaflu - от симптомов гриппа и простуды SMARTY - Увеличение продаж вашей компании ELECARS - Электромобили в Ташкенте, Узбекистане CHINA MOTORS - Купи автомобиль своей мечты! PROKAT24 - Прокат и аренда строительных инструментов